К-46 > Отчеты > 2004 год > Отчёт Наташи Шитиковой о водном походе по Карелии, май 2004 год

Отчёт Наташи Шитиковой о водном походе по Карелии, май 2004 год

  Конец апреля 2004г. Друзья пригласили меня в Карелию. Чтобы не быть неправильно понятой сразу сообщаю: Карелия – это не бар, не клуб и не ресторан. Это самая что ни на есть Карелия – Республика, расположенная на севере (повторяю на СЕВЕРЕ) Российской Федерации.

Итак: меня пригласили в Карелию, меня, считавшую экстремальными условиями наличие душа и туалета во дворе дома на Черноморском побережье, снятого в разгар курортного сезона...



Наташа ШитиковаВрать не стану, были сомнения, страх, а если честно – просто ужас. Вообще-то, я начинаю замерзать при температуре ниже 24 градусов тепла, а меня честно предупредили, что в это время года там в лучшем случае +3 по Цельсию.

Однако любопытство и природная склонность к авантюрам склонили меня в пользу поездки: лучше пожалеть о сделанном, чем о несделанном.

Еду, собрав вещи, перечень которых был добросовестно записан под диктовку "бывалых", а так же помня совет своего отца: "неопытный турист берет с собой то, что может пригодиться, а опытный – то, без чего нельзя обойтись".

Дорога, дорога, дорога… Обожаю дорогу. Проехали Москву, Тверь, все отчетливее начинаю понимать: мы действительно едем на север, и с температурой меня явно не обманули. Кругом снег…

КомандаТрадиционный снимок на фоне въезда в Республику (текст на табличке, само собой, нечитаем :)). Успев отвыкнуть от снега, бросаемся снежками. Находим красные ягоды в ярко зеленой листве (и это после зимы!). Кто пробовал перезимовавшую бруснику? До того момента я не пробовала.

Первая стоянка: собираем снаряжение, раскладываем и упаковываем продукты. Выбираю себе замечательное занятие, а именно – сортировка шоколадок, конфет, пряников сухарей и орехов (прямо кондитерская фабрика на выезде). Всё это и ещё гигантское количество еды нужно было разделить между тремя катамаранами (в целях безопасности). Кстати, о питании в походе нужно сказать отдельно. Взгромоздившись на весы по приезду домой, я пришла к выводу, что Зюкин В.П. (руководитель нашей экспедиции) вполне мог бы возглавить какое-либо животноводческое хозяйство и вывести его в передовые. Поясняю: далеко не каждый руководитель может добиться такого привеса вверенной ему живности всего за 10 дней!

Утром следующего дня стали готовиться к сплаву: особый восторг вызвала примерка гидрокостюмов, который я, мягко говоря, надела не совсем правильно. В конце концов, костюмы надеты, каски расселись на головах владельцев, груз разложен по катамаранам. И всё было бы просто прекрасно, если бы местные жители не сказали, что в некоторых местах лёд на реке ещё не сошёл. Кроме того, наличие в группе представительниц прекрасной половины человечества только подтверждает безумие представителей сильной половины того же человечества. Некоторые пожелали сопровождать нашу группу, чтобы понаблюдать, как мы будем проходить мифический "Чёрный" порог и какими визгами страха и ужаса огласятся леса Карелии. (Думаю, нет необходимости пояснять, что издавать их должны были вышеупомянутые представительницы прекрасной половины человечества). Мы, естественно, решили не обращать внимания на такие пессимистические мнения, в том числе относительно льда.

Поход нам очень нравился: погода была замечательная, река спокойная и если катамараны от чего-то и качались, то только от нашего смеха, которого было в избытке. Я, восседая между упакованных вещей, "пассажирила" (слово родилось в походе и означало нахождение на катамаране в качестве пассажира). Однако я была горда выполняемой миссией – охраной самой дорогой и любимой вещи в походе – гитары, разумеется.

Хотелось бы рассказать об открывающихся по пути пейзажах, но боюсь, что мои таланты в области эпистолярного жанра не способны передать увиденное. И только я решила, что и дальше наше внимание будет занято исключительно созерцанием природных красот, как слух уловил какой-то подозрительный шум. Оказалось, что это и есть так называемый порог, причем его грохот заставил меня сильно усомниться в правильности принятого мною решения о поездке. Утешало одно – я пассажир. На повороте перед порогом все причалили, экипажи пошли на инструктаж. Сижу, охраняю наши богатства и размышляю о превратностях судьбы. Потом случилось непредвиденное: в связи с сомнениями одного из членов нашего экипажа, мне предложили пройти порог в качестве матроса. До сих пор не могу понять, как какое-то подлое моё второе "я", совершенно независимо от моего мнения радостно объявило, превратив внутренний голос во внешний, что пойдет с удовольствием. Иду смотреть порог и слушать Зюкинские наставления (куда ж теперь деваться-то?!). Чёрный порог

Когда я его увидела (кстати это и был "Чёрный" порог), возникли какие то смешанные ощущения – страха и восторга одновременно. Стало интересно: думаю, в каждом до поры до времени живет желание противостоять стихии. Звучит пафосно, но максимально отражает важность и торжественность момента. Правда, было одно небольшое обстоятельство: я весло даже в руках не держала. Хотя это уже было не важно. Я же была на тренировках: подслушивала и подсматривала. Особенно значимым в этот момент представлялось запоминание выражений, которые необходимо воспроизвести в случае, если оказываешься за бортом (на телевидении они обычно заменяются на звук "пии"). Перечень выражений был любезно предоставлен Зюкиным В.П. Перспектива свалиться в ледяную воду меня не радовала, но, как ни странно, и не пугала. Наверное, это азарт, подкреплённый полной уверенностью (отдаю должное капитану (все тот же Зюкин В.П.) и другим членам экипажа) в благополучном прохождении. В общем, мои ощущения полностью подтвердились, и если мы и издавали какие то визги, то только от восторга. Хотя жаль, что не представился повод воспользоваться советами относительно выражений.

Однако чтобы общая картина не казалась такой уж идиллической и для торжества исторической справедливости необходимо отметить: капитан второго катамарана (Кутин Н.В.) все-таки попал в воду. Случилось это вовсе не из-за сложности порога, а в силу чрезмерной старательности одного из матросов, который решил подтянуть катамаран к берегу, не обратив внимания на капитана, который в этот же момент хотел сойти на берег. Поскольку вся наша группа состояла исключительно из добрых и благожелательных людей, мы поспешили оказать ему помощь и выразить сочувствие бросанием в него снежков во время переодевания. Кутин Н.В., как человек воспитанный и интеллигентный, в ответ сказал нам много приятных слов. Далее все довольные пройденным порогом и друг другом неспешно отправились в путь.

Место стоянки Вторая стоянка представляла собой остров в виде продолговатого холма, палатки мы поставили прямо на гребне друг за другом. Успели сфотографировать потрясающий закат и вид на берег. Вечером делились впечатлениями, праздновали успешное завершение дня и далее по развлекательной программе. Утром следующего дня мы выстроились на холме и стали ждать появления еще одной Курской группы, которая шла тем же маршрутом, что и мы, только вышли мы раньше. Ждали мы их, конечно, вовсе не потому что нас загрызла тоска по землякам, а исключительно в корыстных целях. Дело было вот в чём: сойдя накануне вечером на берег и поднявшись на холм, мы, как первооткрыватели неизведанных земель и рек стали вглядываться в даль. Даль представляла собой ярко-голубое весеннее небо, полоски деревьев по обеим сторонам реки и саму реку, которая, как хотелось бы написать, темнела впереди, так нет же! Не темнела! Вовсе даже не темнела!!! Она б е л е л а!!! А поскольку мы - жители средней полосы России прекрасно понимали, что собой представляет лёд, то сомнений в том, ЧТО ИМЕННО мы видим перед собой, у нас не осталось.

Наш руководитель решил пойти на стратегический шаг: по джентельменски пропустить вперед эту группу, состоявшую, кстати, из одних мужчин, а затем по пробитому ими следу пройти ледяной участок. В силу сложившихся обстоятельств мы и выстроились на холме. Могу заверить, что с гораздо меньшим упорством Ассоль вглядывалась в горизонт, в надежде увидеть алые паруса, чем мы, ожидая появления голубого флажка Скулковской лодки. Но, увы. Это только у Грея всё хорошо закончилось ещё до того, как главная героиня успела посадить зрение. Мы же, прождав почти до обеда, и заподозрив, что земляки уступают нам права первопроходцев, отправились в путь.

Катамаран-ледокол Лёд был чудный: слишком тонкий, чтобы по нему можно было идти и тащить катамараны с грузом и слишком толстым, чтобы легко рубиться веслами. Но скептики и пессимисты, которые думают, что дело дошло до нытья и жалоб на тяжести похода, могут не читать дальше, потому что дальше совсем не так. Во-первых, наконец, выдался удобный случай использовать рекомендованные выражения, во-вторых, поскольку участники похода были не только добрые и благожелательные, но ещё сообразительные и просто гениальные, был изобретён новый способ прохождения через лёд. Словесно описать его достаточно трудно... Телодвижения, используемые для продвижения наших "кораблей" были совершенно немыслимыми и по силе тренировки мышц, пожалуй, не сравнимы ни с чем. Лёд всё же сдавался (и под нашими хрупкими женскими руками в том числе). НикаДвигались мы медленно, но весело и бодро. Периодически кто-то комментировал разные двусмысленные позы во время битвы со льдом. Всё-таки не бильярд – с веслом как с кием томно не вытянешься, прогнув спину. Периодически на льду, конечно, кто-нибудь вытягивался, но с несколько другим эффектом. Да и в костюме L-1 красоты и изящества прямо скажем - не много. В этот день речных купаний избежать не удалось: на сей раз это была Иришка (она же Ника). Почему-то ей быть русалкой долго не захотелось и бодрящая вода не понравилась. Тут же достали запасные тёплые вещи, переодели её. В этой ситуации не повезло только первому катамарану, они кричали, что им ничего не видно. А вообще, она молодец.

Вот так, с разными приключениями, постепенно мы прошли лёд: эмоции били через край, мы вопили от радости и были страшно собой горды. Кстати, нужно упомянуть, что только теперь показались наши земляки. При встрече мы не преминули выказать им свое презрение. Уставшие, но довольные двинулись дальше, а дальше… снова оказался лёд. Радость наша несколько омрачилась: уже вечерело, и нам нужно было останавливаться на ночь. Снова пробивались. Когда мы попали на берег, обнаружили, что место менее удачное, чем в прошлый раз, однако, вполне пригодное для стоянки. Приготовили еду, включая мышь, точнее крысу, а еще точнее – нутрию. Она оказалась маленькой, но вкусной. Как ни странно, после такого дня спать не хотелось, тем более что мы долго не могли привыкнуть к тому, что сумерки наступают часов в 11 вечера, а окончательно темнеет где-то в 1 час ночи. Долго сидели у костра, прислушиваясь, как какой-то зверек деловито роется неподалеку от нас. Утро настало хмурое под стать месту нашего ночлега. Нужно сказать, что выходили мы всегда рано – часов в 12 дня. Не стали нарушать традицию и в этот раз. Лёд мы "обманули" прошли вдоль берега, где он уже оттаял, и совсем небольшой участок пришлось разбивать. Под парусом

Больше заледеневших мест не было, чаще стали появляться островки, заводи и небольшие озера. Двигались неспешно, иногда пиная веслами теперь уже бессильные льдины. Река стала широкой. Решили усовершенствовать технику движения: достали припасенный для бани полиэтилен, установили "парус", в качестве мачты поставили весла. Нашу следующую стоянку мы увидели ещё издалека. На берегу стояла баня, а посреди поляны – огромный стол. Разместились, развесили для просушки одежду. Здесь было решено устроить днёвку и баню. Следующий день оказался идеальным для днёвки: Походная банятепло, сначала было пасмурно, но потом погода изменилась, и засветило солнце. В промежутке неожиданно появился туман, затем быстро рассеялся, мы едва успели его сфотографировать. С берега открывались потрясающие виды. Кто-то поехал ставить сети на рыбу, кто-то обследовать ближайшее побережье и поохотиться на глухарей (хотя в планы глухарей это не входило). Мы с Иришкой проявили свои кулинарные таланты в приготовлении оладьев: смесь из муки, сгущенного молока, разбавленного водой, и рыбьей икры была великолепна. После обеда сделали баню. Это просто праздник! Я сильно сомневалась, что такого эффекта можно достичь при помощи полиэтилена и камней. Но мастерство наших туристов было на высоте. Разомлевшие после бани, уселись пить чай, вечером жарили пойманную рыбу, почти до рассвета сидели у костра.

Очередной день пути выдался тихим и погожим. Увидели дорожку из деревянного настила, уходящую вглубь. Остановились. Эта тропинка вела к охотничьей сторожке. Там был дом, баня, хозяйственные постройки, небольшой палисад с кустами, похожими на смородину. Дом был не заперт, внутри стояли кровати, кресла, комод и стол. Присутствовало постельное бельё и даже мужской костюм с белой сорочкой! В банках на полочках крупы, соль, сахар, свечи и спички. Вверху над столом висит записка: "Уважаемые рыбаки и туристы, прошу не сорить на территории усадьбы". Вот так: размещайтесь, пользуйтесь всем, только не сорите. Погуляли, поели брусники, выпили за здоровье хозяина дома и отправились дальше.

Охотничий домик в тайге Нужно сказать, на протяжении всего похода наши охотники проявляли исключительную доброту в отношении уток. Они (утки), как крайне несознательные птицы, отказывались подстраиваться под выстрелы и потому, когда Зюкин чудом (а точнее пулей) попал в утку, все жутко обрадовались. И только отгромыхали выстрелы и наши победные крики – показалась лодка с охотоведами. Люди оказались замечательные, они поделились с нами яблоками, киселём из брусники, домашними плюшками и хлебом. Недоразумение с безвременно почившей уткой тут же урегулировали. Они рассказали нам о предстоящем пороге и стоянках на побережье. Распрощавшись и пожелав друг другу всяческих благ, мы разъехались. Порог впереди оказался несложным, но остроты ощущениям придал начавшийся мелкий дождик. После порога собрались на берегу, перекусили и отправились дальше. Ближе к вечеру стали высматривать обещанную стоянку, но получалось у нас не очень удачно. Потом по правому берегу заметили избушку, стоявшую на склоне леса. Берег выглядел не слишком-то приветливо, но идти дальше времени не оставалось, перетащили имущество через сугробы снега, расставили палатки. Было уже темно. В избушке развели огонь, начали готовить еду. В тишине услышали шум: как оказалось, это вернулись хозяева - охотники, с ними был пес Верный. До ночи мы слушали их рассказы.

Утром накрыли общий стол, охотники угостили нас лосятиной и отдали своих двух уток, мы стали собираться, а они уехали. Договорились встретиться после предстоящего порога. Мы уложили вещи, и тоже оправились, оставив в памяти хорошие воспоминания и об этом месте.

Очень нравилась река: нам попалась шевера протяженностью около километра. Катамаран переваливался по волнам и двигался по течению самостоятельно. А мы наслаждались созерцанием природы и полным бездельем. Потом прошли порог. Он был очень красивый, охотники рассказывали про него всякие страсти и говорили, что по малой воде там погибли несколько туристов. Как и обещали, они с Верным ждали нас на берегу. Пёс не мог дождаться, когда мы причалим, и по камням добрался до нашего катамарана. Встреча была бурной и веселой, как и положено у хороших друзей. Он так радовался, что хозяева заподозрили Верного в неверности и желании перебраться в Курск. Мы попрощались и поехали дальше.

Так нас провожала Карелия Остаток пути прошёл без приключений, и мы остановились на нашей последней в этом походе стоянке. Устроили пиршество в ознаменование окончания маршрута. На следующий день – последняя днёвка, посвященная "ничегонеделанью". Но у природы были свои планы на заключительный день похода. Буквально за несколько часов резко похолодало и выпал снег. Нас этот факт хотя и смутил, но не помешал продолжить празднование в самой большой палатке (там жил матрос-царь), где мы доедали рис, заправленный снегом. Часть группы уехала за машинами. Мы переправились на противоположный берег, откуда нам предстояло уезжать. Отъезд наш напоминал бегство немцев из под Москвы во время Второй Мировой Войны, т.к. одежду на себя мы напялили практически всю. Ситуация усложнялась тем, что на ночь были поставлены четыре сети, которые предстояло снимать во время снегопада и мороза. Как назло сети оказались с рыбой, которую мы вытаскивали, периодически грея руки над костром. Четвертая сеть оправдала ожидания и содержала в себе одну рыбку и одну лягушку (её мы жарить не стали).

Приехали машины, уложили снаряжение, и с песнями отправились домой. По пути купили шампанского, облили им половину автобуса (не специально, конечно, так получилось). Заехали в санаторий "Марциальные воды", кстати, первый санаторий в России, который был открыт по указу Петра I. Погуляли по окрестностям, попили целебной воды.

По дороге потеряли мешок с касками и Зюкинский ботинок, не первый за это путешествие.

Вот так прошёл наш поход: подсчитали результаты – минус ботинок Пироженко, минус ботинок Зюкина, минус весло, минус каски и, наконец, плюс – огромное удовольствие, которое получили все участники похода, и прекрасные воспоминания о нём.

Нужно что-нибудь значимое сказать в заключение, а вспоминается дорога уже на въезде в Курск. Было где-то 2 часа ночи, мы устали, хотели домой, хотели в душ, хотели спать. Общее мнение высказала Ирина: "Сейчас бы в горячую ванну…" и помолчав, добавила: "а потом назад… в Карелию". Так что слова из старой песни "долго будет Карелия сниться" оказывается не такие уж надуманные: природа и люди этого края производят сильные впечатления.

Тем, кто не понимает прелести такого вида отдыха, могу сказать: какое-то время назад я была на вашей стороне, но… не теперь. Потому что можно не верить в сказку, можно просто в нее поехать…

Наталья Шитикова, Курск

Карелия

Обновлено 28.09.2010 11:40  

Голосования

В какой поход вы бы предпочли пойти?
 

Заходите на форум, там актуальная информация о текущих проектах


Авторизация

Реклама